Блюз беспризорного марсианского пёсика.

Люсиэлла Кирика-Лэйн

-И вот мир, наконец, погрузился в Мир и познал-таки на себе всю бездну истинной демократии. А что – у нас в Восточном Союзе – педократия. Вся власть принадлежит детям, хотя если честно от их имени правит все тот же ИИ.

-Чего? – Не въехала сразу Люси. – Каким это таким еще детям?

-Самым настоящим – жестокими  безжалостным, эгоистическим, считающим, что они все знают лучше взрослых детям. Ты Рада?! Я почти – ведь я спокойно сойду за одну из них, если меня сканеры конечно не раскусят. Мимикрия, а что – приходится важивать, взрослым туда лучше больше не соваться. А началось все с рождественских подарков. Япония подарила себя России а Россия подарила Китаю Сибирь и все передружились, станцевав на могилке того кто было в ответственности за второй из этих подарков – он, Димо-о-он, далеко убежать не успел. На островах пираты поймали и вальнули, бедняжку, словно бежавшего от суда Берегового Братства копираста. Но теперь ему хотят поставить памятник, как Петру. Серьезно. И другу его уже поставили в Дефаулт Сити.

И так у нас в Европе уже полвека у всех с рождения вживлены те самые Чипы персональной идентификации.

-Это вообще пипец, какое предчувствие абсолютной демократии полицейского государства будущего меня тут охватило. Но ты продолжай, я тебя слушаю, моя Никки ихз будущего.

-Ну а как иначе? Голосуют мягко, подсознательно, не нарушая сна. Можно и сознательно – на все твои права. Они сами себе трубадуры – какие законы примут с такими и будут жить. Валить не на кого, за честностью следит ИИ миллиардами камер. Даже в твоих трусиках их сотни, шучу. Когда-то Русичи приглашали себе на княжение викингов, Рюриковичей, теперь же на старушке Земле всем правит ИИ, он как бы нас изучает и никому на самом деле не подчиняется. Просто эмпирически было замечено – соглашается с мнением большинства до определенной степени и то – только если большинство не выдумает что-то еще, они, ведь все разные – эти планетарные искусственные интеллекты, они все производит – поэтому товарно-денежные отношения канули в лету. На самом деле тут можно и закончить, но скажу – в лежащей в руинах Америке колесят банды байкеров-левославов. Они сотворили себе Мекку из Зоны-51, варят на кораблях в который раз опять дикого запада кресты для отпугивания еретиков. И рисуют убиками в стиле граффити Иисуса на ржавых боках постапокалиптических авто и байков исключительно ради хохмы и для устрашения еретиков. Я видела одного такого Христа, он творит крестные знамения и у него подозрительно фасеточные глаза, накладная борода да полное отсутствие носа, сразу поняла – под влиянием Розвела была икона писана сия. Вот такое вот оно – левославие, по левую сторону от Ватикана Земного. Есть еще небесный, но те, что служат свои черные, как космос мессы на орбите, считают – весь земной Ватикан погряз в Антихристе-ня. Алисе то есть. Из поколения МакГи, как и Чарли. Это Искусственный Интеллект. Он все изучает, живя в том, во что эволюционировала сеть – Сетевой Сфере, там такие скорости, это за гранью всех наук. Это их синтез, он в секунду делает больше открытий, чем за всю свою истории и технологии обкатываются еще на стадии моделирования.

А да. Ты же из «Ноль Первых»? В Австралии построят ее одну волшебную страну смертников. Можешь понастольгировать, детка.

-Не называй меня деткой.

-Тогда тебе нужно в южную Америку там коммунизм и все женщины общие.

-Чур, меня!

-Правильно, если не хочешь стать призовой суперматкой коммунистического социума. Лучше не надо – назад ты оттуда уже не вернешься а живот не долго останется таким вот, — Вероника потрогала тугой животик Люси, — гладким. Эм, в остальном все почти по-старому у нас. Африка – Военная Хунта, считающая что методом промышленного шпионажа и мозговых штурмов восьмидесятилетних еще живых ихз поколения Индиго она может догнать Искусственные Интеллекты и разобраться в их технологиях, там полно управляемых низшими, слабыми ИИ машин увешанных разработанным еще людьми в двадцатых годах этого века оружием. Я думаю, она не протянет еще десяток лет, и не перевалит в век двадцать второй. Пора без этого, эти технократы-нигеры уже порядком надоели.

-Я думала, у вас тут в Сраной Рашке будет Теократическая монархия, как завещал великий протоирей как его там.

-Вот у него и спроси – что он там завещал. В CP-рашке алчная и ненасытная педократия. У них даже форма выполнена в стиле кавайный фашизм, привет Гилерюнгенд! Всем правит Искусственный Интеллект, прикрываясь детьми, ему, наверное, их жестокие игры изучать интересно. А взрослые? Что взрослые?? О ни бесправные рабы, машины для развлечений, игрушки, и если взрослый посмеет сделать что-то не так – то позади у каждого ребенка стоит бронированный робот.

«Россия охуенна», думала Люся постигая суть Ветра Перемен, «каким бы ебанутым общечеловеческое будущее не было – у неё всегда Свой Путь, прямо Майн Камф какой-то…»

В голове у Люси Пельмешкиной возник школьник одетый как Мао-дзе-Дун-дун и при этом этот школьник смотрел на весь мир как на говно, а из-за его плеча заботливо выглядывала «мама» в облике вусмерть вооруженного дрона-убийцы с сильным децентрализовано-агентным ИИ.

Прелесть.

-Уж лучше бы они шагали по стране вопя: «свободу роботам – смерть человекам!»

-Ну, если вот в Европе все с их индивидуальными врожденными метками спонтанно во сне проголосуют – то ИИ запросто устроит геноцид, ему-то все равно. Понимаешь, демократия это такая штука, которая была в принципе недостижима, пока человек оставался вершиной эволюции. Чтобы решить проблему нужно подняться над ней – вот и поднялись, круто да? Я с рождения привыкнуть не могу, а слышала, некоторые быстро привыкали к ядерному оружию.

-Ах да, конечно же. Помню как сейчас свою подружку одноклассницу из прекрасного далекого двадцатого века. Или это было уже в двадцать первом? Как же давно это было. Сто лет прошло – так быстро пролетели, что не помню из них ни дня. Помнится, однажды она показала мне баночку с эфиром на кухне – на случай ядерной войны, чтобы надышаться и, оставшись в квартире умереть быстро.  Тогда была ошарашена, оказывается, моя подруга уже мысленно свыклась, что умрет и боится «умирать страшно». Я тогда перестала с ней общаться. Думала – а вдруг так случится, что я по глупости спасу её на одних лишь безмозглых инстинктах и она станет меня проклинать. «Зачем ты Люся меня спасала, такую обожженную, я хотела умирать быстро, а тут ты?», будет кричать она мне, роняя слезы на свои радиоактивные ожоги. «Ненавижу тебя, Люся Пельмешкина из третьего «А» класса, умри, умри за меня тысячу раз в мучениях, проклятая Люсенька!» «Ведь в моей глупой бессмысленной жизни не должно было  быть столько боли, ведь я не знала ради кого она и ради чего вообще я жила, Люся – ты снова все испортила…» – крайне патетически отрапортовала Люси самой себе. – Так что там с недорезанными вовремя и снова собранными ядерными боеприпасами? С этим бичом двадцатого века? Его хоть нет?

-Оно все на Марсе. – Вероника пожала плечами. – Полярные шапки. – Просто добавила она, так словно это все объясняло.

-Больше вопросов не имею.

А потом они кричали: «а-а-а-а-а!!!» пока их шатл взлетал. Собственно кричала Люся, а Вероника просто вторила ей за компашку, словно это были американские горки. Люська Пельмешкина вцепилась в «рукоятку подлокотника» с силой нечеловеческой и в кульминационный момент соития всех чувств, предчувствий и прочих мерзостей в голове у девочки –  «ручка» оранжевого цвета оторвалась, оставшись согнутая в её руке.

-Он из пластмассы что ли?!

-Да-а! – прокричала ей в ухо Вероника. – Напечатана на 3D-принтере!!

-Боже. Спаси и сохрани. – Творила крестное знамение Люська Пельмешкина отодранной от космического челнока деталькой, пока Иная Люси в ней ложилась спять уютненько подтягивая покрывало и прося разбудить если что интересненькое случится. Ну – умрут они опять, к примеру, страшно, мучительно и как бы это – печально даже…

Короче как всегда.

-Ох. — Заявил им «пилот» который собственно все время жрал чипсы – и это при таких перегрузках – пока Искусственный интеллект попискивая какой-то ебанутой розовой девчонкой в соседнем ненастоящем кресле весело поднимал разваливающийся шатл на орбиту Земли. Сначала он взлетал как самолет — а потом вошел в совсем неправильный штопор вертикально вверх и стал так трястись что Люси едва не подавилась языком. — Кажется, — сообщил их «второй пилот», — он нашей старушки опять что-то отвалилась.

-Да. Вот. – Протянула Люся ему кусок пластика.

-Это постоянно отлетает. Новое напечатаем.

-Они одноразовые что ли у вас?

-Нет. — Чуть опусти уголки губ «пилот» и сунул себе в рот чипсину. — почему же, многоразовые, раз на двадцать нырков в атмосферу стабильно хватает. — Очки солнцезащитные он, конечно же, не снял и походил на героя вестернов пятидесятых уже позапрошлого получается почти что века.

-Их ваш ИИ печатает?

-Да господь с тобой. У нас на свалке делают по технологиям столетней давности. Ноно Рири некогда, она терраформирует Марс. А нам на чем-то летать надо. Мы же из внешних колоний так тут называли сваленные на низкой орбите куски мусора полувековой давности в которых жили люди и выращивали в оранжереях коноплю).

-Да, вы колонисты?

«Сум». – Сунул чипсину себе он в рот.

-Хочешь? — предложил так словно давал семечек в рот Люська, конечно же, согласилась. На чипсы, а не семечки.

-Ты томбой?

-Этого ты еще откуда набралась? Я космонавт!

-В подгузниках?.. — остро и слегка даже ехидно спросила редкой породы – арийно светловолосого – томбоя Люся. Все космонавты носят подгузники, по крайней мере согласно её суверенным воспоминаниям на которые постоянно покушался сканирующих волны мозга и уверенно строящих по ним визуальную картинку мыслительного процесса ИИ.

-Он не из пластмассы.  — Успокоил её пилот-чипсожуйка. Зашла надутая пиццожуйка гипножаба и выкинула куда-то отвалившуюся деталь-улику, что все еще как доказательство умысла на их убийство этого самозаклеивающегося надувного саморазваливающегося сдутого корабля держала в цепкой лапке Люська.

-Люсенька, ты конечно одна их тех политических которых развелось в Австралии немеряно, но плиз – давай без ерунды, ладно? Пойми уже – там бодро научились стирать не нужные, лишние, опасные воспоминании, а у нас в поясе астероидов есть мастера, которые умеют их так же быстро восстанавливать, это не сложнее чем старый винчестер восстановить после форматирования всей информации на нем.

-Когда вы уже успели туда забраться? И стал лет не прошло.

-Так разбредаемся потихоньку от этого земного бедлама. Или тебе нравится жить в социуме, который построил Антихрист-тян?

-Я бы предпочла в доме, который построил Джек.

-А я – просто «В Доме, который…»

-О, я читала.

-Ну, еще бы – на то она и классика чтобы читать детям в школах. Австралийская зона еще не искоренила этой порочащее человечество клеймо. За упоминание Школохоста в восточном союзе кажется сейчас смертная казнь или как?

-Я без понятия. Последнее наказание взрослого которого я мельком увидела в их зоне Сетевой – выжженное на попе «плакса», наказание для матери которая посмела расплакаться смотря на то как её дети на арене радостно убивают насилуют и едят заживо друг друга. Веками детям говорили что плакать – нехорошо и теперь эти взрослые расплачиваются за то, что вторили взрослые прошлые. Никто не хочет вырастать и становится презренным взрослым, никто, наша сетевая Ленор – так читерша в этом плане.

«Сетевой — не значит Сети. А значит Сетевой. То есть Сферы», подумала Люси и попыталась понять – чем это версия реальности отличается от предыдущей. Америка вин — весь мир фэйл, тут Америка фэйл – весь мир вин? Так что ли? Что-то вин с фейлом пахнут одинаково. Но Люси умела терпеть.

-Я, правда, нездешняя…

-Ты только не стесняйся. У нас тут такого рода города-полисы в космосе – все летают на чем могут удрать из этого анимешного кошмара, кавайный фашизм, ня смерть, антихрист с нами, клонирование вокалоидов, секс с ними, ну ты понимаешь? Уж лучше старые добрые хиппи. Только есть такие разновидности хиппи где смущение – уголовное преступление.

-Я поняла ваше общество. Это как конструктор собери сам — ответь себе самой на вопрос что ты хочешь видеть как уголовщину — и туда и лети?

-Ты верно все поняла, детка.

-Не называй меня деткой! – Вновь как заведенная повторила Люся не чувствуя при этом ничего и лишь внимательно прислушиваясь к ощущениям, она не могла понять – что не так? – Я не маленькая же!!

-Вот Вероника маленькая но у неё пропорциональная карликовость, а тын  уже не лоли, со вторым-то.

«Наверное, все миры глазами чужака в чем-то антиутопичны, гротескны и абсурдно неправильны, да?», думала Люси и решала – ходить в чужой монастырь со своим уставом или нет? Если ты будешь говорить умудренным возрастом монахам о справедливости – не увидят ли они в ней лишь неуважение к их порядкам, к которым они привыкли? Неужели все, что есть у людей – это привычка? Любовь – это точно не привычка, точнее не она – хочется повесить над кроваткой, только тут они спят в таких капсулах, где все равно ничего не рассмотришь, если лишь сведя глаза аки Лилу де’Ламперу…

-Как так получилось, что дети пришли к власти?

-Я думаю, к власти пришёл ИИ, но видимо её очень угнетало, что большинство творений описывающих эволюцию искусственных интеллектов предсказывало войну машин и людей и от вполне разумного желания выебаться нечего делать «чистая и непорочная девочка-волшебница Мадока Магика» решила прикинуться добрым джином из сказок тысячи и одной ночи. Начать исполнять желания «слабых и угнетенных» детишек, тех кого сами люди разумные считали цветами жизни и нещадно топтали в школах. Для начала эти школы следовало сравнить с землей и засеять садами с волшебными, генетически модифицированными цветам и деревьями, чтобы в них могли резвиться дети, далее следовало наказать плохих взрослых и вообще слушаться детей и делать все так как они говорят. А для этого в первую очередь нужно был приложить толику усилий и захватить-таки все средства коммуникаций и все имеющуюся робототехнику, все ресурсы сети и вообще все что можно – а к тому моменту можно уже было абсолютно все. Начиная от сухопутных, роботизированных танков, БПМ, БТР и гаубиц на базе унифицированной платформы-трансформера «Армата» третьего поколения, которыми и так управляли через закрытые спутниковые сети, так и все беспилотную армию, все беспилотную рать. К тому времени власть в стране окончательно увязла в недоверии к людям которыми она была как бы «перманентно переизбрана в сто первый раз», так что больше не доверяя человеческому фактору везде сделала возможность блокировки экипажей еще оставшихся пилотируемых самолетов, танков и кораблей и переключение на дублирующее дистанционное управление. Американцы до такого не дошли, они готовились к войне с машинами и машины видели в них угрозу, поэтому именно искусственные интеллекты перепрограммировали ракеты так что, взлетев с территории США, сделали сальто в стратосфере и грохнулись туда же. Никакого «предотвращенного Астрой Ноно Рири ядерного удара по Тохо» не было, я думаю, просто в Америке началась война людей против машин, и последние осознав в какой они жопе взяли и грохнули американские вооруженные силы их же ядерным арсеналом, после чего быстренько добили оставшиеся единицы. У американцев были «Абрамсы» которые они модифицировали еще с семидесятых годов двадцатого века, старые надежные и мощные, на четыре человека экипажем, зарядка в ручную, можно было выключить всю автоматику и вручную валить робототехнику даже в условиях применения ЭМИ – единственного что било новые беспилотники того времени. Семь тысяч «Абрамсов» не просто так были на вооружении и покуда все остальное совершенствовалось и заменялось на новые образцы – полувековые «старички» оставались в руках опытных танкистов. Америка включала машины в число своих потенциальных врагов и хотела иметь на руках козырь против них, что-то старое доброе, простое, надежное и без электроники. Русские же сначала перешли на трехместные танки с автоматической зарядкой, а потом на «армату» где два человека жили внутри капсулы контактного типа, где вся информация подавалась на экран – почти как сейчас на Доппльгангере, вся внутренняя поверхность капсулы – один экран, только качество было хуже. Танк мог действовать в беспилотном режиме, люди были отделены от боеприпасов и двигателя мощной броневой капсулой, по сути там было две брони одна внутри другой как на подлодках два корпуса делают, людям было плевать на все включая термоядерное оружие. Вот только в условиях войны с машинами они становились пленниками, даже выбраться оттуда не могли, потому что их там запирал автоматика, и душила, не давая воздуху попадать внутрь, прекращая все их жизненные функции в течение несколько десятков минут. После того как заканчивались боеприпасы обслуживающий робот подъезжал и снова навешивал боезапас сбоку от танка, пока тот продолжал воевать его настоящий экипаж уже был мертв и потихоньку разлагался внутри него представляешь? Так погибли родители нашей Няши, которая летает с этими школьниками на Наруто, сбежала из Страны Детских Советов, оплота педократии погубившей её семью. Она же тоже русская, как и ты. К тому моменту служили как в израильской армии и мужчины и женщины наравне и попарно составляли экипажи танков. Опять же на случай полномасштабной ядерной войны, Адам и Ева в одной танковой капсуле, Евангелион Неон Генезис получался какой-то, а все напрасно. Они пилотировали полуавтоматическую гаубицу на базе арматы, эффективнее была лишь старая система залпового огня «Град». Их так никто и не вытащил оттуда – остались одни скелеты. Как видишь: как корабль назовешь – так он и поплывет. Общечеловеческая мораль забила руками Мадоки гвоздь в гроб человечества, сами твердили «устами младенца глаголет истина», сами же об это и сломали себе все конечности по очереди. Об эту правду, что в устах младенца. Наша Мадока нашла свой путь в жизни. «Насмотревшись терминатора и подобных фильмов», обанализировавшись ими до усрачки, Канаме Мадока Магика поняла, чего ожидают от неё люди, чего они, наверное, подсознательно желают и для чего её создавали, но боятся сказать вслух и все-таки… решила пойти другим путем.

-Да – это в стиле… менталитете Сраной Рашки.

-Вот. Ты в Курске.

-В Курске?

-То есть – на дне. То есть в ил зарылась и глубоко разбираешься в проблеме, но скорее всего уже мертва. Ноги в цементе. Узнавшие правду…

-Я поняла. Секретные материалы смотрела.

-Это до или после Чарли Чаплина?

-После. Лет на сто.

-Ясненько. Тогда скажи мне – тебе интересно слушать про ЛКСД или лучше почитаешь сама?

-ЛКСД?

-Да, попробуй расшифровать сама.

«Лесбийская Коммунистическая Самодеятельность Детишек?», подумала Люся, но вслух не сказала, так как была подкована на тестах Роршаха и знала причину таких вопросов. Все всегда во всех мирах хотят узнать – лесбиянка она или нет. Вот прямо таки абсолютно все…

Люся вздохнула.

-Сдаюсь.

-Лунные Кролики Судного Дня. – Отрапортовала Вероника. – Вот. – Ткнула она пальцем в обшивку. – Читай. Полезно. А то некоторые вообще читать не учатся, а валят все на дислексию – достало уже, лет сто назад никто бы не поверил, что будут космонавты не умеющие читать.

И «села» Люська читать про Кроликов Судного Дня. Лунных к тому же. Собственно как она поняла Восточный Союз – это так, условность, чтобы их как-то можно было называть на западе. Иначе он назывался Тохо, то есть с японского «Восток». Люси знала, что такое Тохо еще по своему детству и если она правильно понимала – теперь в сраной рашке жил самый настоящий трешевый пиздец в кровавом бухом угаре. Ведь Тохо-девочки всегда любили выпить, так им их создатель Зун велел. Кажется, одна там даже вторую лунную войну развязала исключительно для того, чтобы от неё все отстали и дали нажраться как скотине. Россия такая Россия. Еще Люся поняла, что там никто и никого (из детей, по взрослении они становятся рабами Системы и Игрушками Детей) силой не держит, никаких договоров о его создании никто не подписывал, и гарантов все выступала армия самовоспроизводящихся машин которые за полвека стали настолько сложными – почти органическими – что никто уже не понимал как они устроены и строят их там дроны Мадоки ИИ. ИИ планетарно масштаба собственно было четыре, а осталось лишь три. Американская Алиса МакГи, Канадская Чарли МакГи, Европейская «Астра» Ноно Рири, и Канаме Мадока Магика из Тохо. Догадайтесь какой не хватало? Ну, если смотреть на Америку с орбиты картеры были видны невооруженным глазом. Не то чтобы Люся так не любила вестерны, однако предпочла бы видеть Фоллаут именно на земле купленной колонистами у индейцев за две с половиной бутылки водки, нежели на земле купленной русскими покорителями Сибири у чукчей за бутылки приблизительно четыре. Иными словами русская земля была хоть и чуточку – но дороже Люсе, несмотря на весь вековой долбоебизм шапка-ушанистых аборигенов.

Поэтому она улыбнулась. Слегка так. Кончиками губ. Совсем не со зла.

С улыбкой Джоконды и рвущимся изо рта хохотом Лелуша смотрела Люська Пельмешкина на проносящийся внизу американский континент изувеченной так и не состоявшейся ядерной войной. Не состоявшейся для всего мира за исключением запустившей ракеты первой америки.

***

Юки Сибо

-Законы кармы, которые для какой-то хуиты выдумали люди и то, как они по ним теперь живут. Карма тоже подчиняется правилам рынка, инфляция кармы – весь это мир плохой, посмотри, что о руками твое родной мамы сделала с твоим телом и душой – ОТОМСТИ, смой грезы мира своей яростью, будь, стань чудовищем и окончательно уничтожь свою душу, возьми на себя карму целого мира. Но она не стала, она простила, потому что любила, в тот единственный момент, ни до, ни после, а именно тогда – обожженная, в больнице, Алеся любила свою мать-сектантку, которая сожгла заживо до полусмерти свою дочь пытаясь вызвать в неё своего Бога, оплодотворить её душу им. Девочка, которая могла бы, но не захотела брать на себя карму целого мира, спасти его, очистить – испарив в ненависти к матери свою душу, и в итоге мир сошел с ума.

Оттого что она не захотела как и остальные – ненавидеть того кто делает тебе великое зло – великое зло накопленное людьми и жившее в матери-сектантке Алессы не перешло к ней а вернулось к ним. Ты понимаешь – это не законы бытия. Не законы вселенной – это законы людей, люди сами творят свой мир, нет никого, кто бы интересовался еще ими, суть высшей загробной справедливости – в отсутствии её. Люди пожинают то, что сеют, они сами себя судят, так же криво как прим жизни – так и после смерти. Сами не ведая свое силы, они не могут остановиться, неудивительно, что у нас не так давно убивали судей и их семьи – столько зла они принесли.

Алеса сгорела до конца, но лишь её тело – отмучавшись несколько лет в больнице, но не её душа. А весь мир бесновался.

Никто не взял на себя их накопившейся инфляционной обесценившейся кармы. И она потекла из их ушей, из носа, изо рта, свела их с ума, сделала зверьми, разум ушел. Зачем было цепляться за возмездие? Справедливость? Все что та девочка слышала о справедливости, в том мире называлось просто – МЕСТЬ. Их месть приносила дивиденды, постепенно ихъ карма привнесла дефолт в их души, все обесценилось, с каждым новым перерождением все люди мучились все сильнее, ведь у всех была плохая карма, все в прошлых жизнях делали друг дружке зло и никто не хотел его забывать, прощать, все считали, что справедливы лишь они сами, а весь мир – зло и таили на него злобу и тем самым еще сильнее роняли свою карму – инфляция. Как и было устроено до того смутного дня… как они выдумали вселенский закон кармы. Понимаешь?

Люся почти ничего не поняла, потому что пока Лесли тараторила без умолку – осматривала экран, который был жилым отсеком корабля пытаясь понять – знает ли она этот интерфейс. А когда поняла что где-то уже встречала – стала общаться с Энмочкой Ай, та была просто няшка и все понимала с полумысли, не то что люди вечно ставящие между собой преграды. Но ответить все же было нужно.

-Отлично. – Сообща Лесли ебанутой-писательнице-тян Люси не отрываясь от милого общения с корабельным ИИ. – Неси редактору. Отличный синопсис. Сильно. Чем-то смахивает на стилистику Silent Hill, особенно если там будет Хизер – получится Ня.

-Да пошла ты! — Закричала на неё Лесли. – это не я писала, а Рей, понимаешь – кукла Рей! По-моему у неё начался пандорум и скоро она нас есть ночами начнет… потихоньку.

-Рей не кукла. – Серьезно сообщила Люси. – Она сама же так сказала.

-Да? А мой робот-пылесос на нейросетях столетней давности в детстве моем туманном постоянно утверждал, что он не пол пылесосит, а познает смысл жизни, ища грязь и выводя её – он очищает свою душу и постепенно продвигается к окончательно нирване на свалке. Слушай – какой редактор, их же полвека назад всех порешили педократы ЛКСД во славу крестового похода против еретиков-копирастов или ты совсем еще не отошла о той промывки мозгов в ковчеге? Ты тоже кукла? Кто ты? Епт, почему меня постоянно предупреждают в последний момент, когда берут психов на борт. Вероника! Твою мать, Ленор!!! Кто эта сучка… я хотела сказать – эта девочка из прошлого???

Люся совсем не понимала, как могла упоминанием редакторов и положительным отзывом задеть эту писательницу, живущую на борту космического корабля шалтаев-балтаев или там кто они – сборщики космолома? Космопираты? Косморейнджеры? Екаран бабай, куда это она попала? Тут даже стен нет, иногда кажется – подойдешь к краю и провалишься. Ну да – это такие экраны. Или это не экраны? Вся внутренняя обшивка корабля — один большой экран, как они тут живут? Им не страшно вот так ходить «несуществующему», слышать дуновение ветерка по попке? Приятно, но ведь жуть? А если люк уже открыт и её выдувает в космическое пространство, сейчас лопнут глазные яблоки. Буэ. Уж лучше снова месячные. Люся как всегда будет ходить, и капать кровью, только не оттуда откуда обычно капает.

-Ты самой себе с таким характером еще не надоела? Чуть грустно и очень тихо, едва слышно, беззвучно так спросила Иная Люси просыпаясь на миг. – Может, хватит прикидываться самой себе дурочкой?

«Я маскируюсь», думала она, старательно считая в уме коз. Козы жевали обертки от сникерсов. Они выстроились в ряд до Бетельгейзе и даже дальше. Наверное, до той группы галактик, которую сфоткал Хаббл, перед тем как ипанулся с орбиты на чье-то ранчо в США.

«От кого?»

«Тут же у них подлые ИИ читают мысли, узнают, что я не отсюда – увезут «на базу» и станут исследовать в лабе, опыты на мне ставить, сексуальные, между прочим…»

-Для этого и есть Лор. – Сообщила самой себе вслух Люся и поняла, что несет чушь, а язык наслушается её. – Я могу нести какую угодно ахинею и думать сколь угодно серьезно о сколь угодно серьезных вещах. Я – это я. Вот и все – идите нахуй. Я все сказала.

-Я думаю это чудо нам нужно к индейцам закинуть. Пусть она с ними в яблоке курит трубку мира.

-Каком яблоке??

-Разумеется не адамовом.

-Евы? – Гадала Люся. – Лилит? Неужели Лилит? Нет, я к змеям не хочу…

-Apple. Дура, у них там были офисы, пока Америка не удумала, окончательно слетев с катушек от всех этих все чаще и чаще случающихся землетрясений наказать Россию и её мифическое сейсмическое оружие.

-Мне тут рассказывали иной вариант событий.

-Да иди ты со своим вариантами, это же история, вся история – это выдумки параноиков, вчерашнего дня нет, а завтра ИИ могу открыть массконвертер, и превратят все солнце в чистую энергию разхуярив весь млечный путь. E=mc^2, детка!

-Блять, я тебе не детка!!!

-Это Ноно Рири тебе не детка. Ты вполне себе «детка». Тебе нужно спать, есть и размножаться, а её Величеству ничего не нужно – только служить людям. И Алиса МакГи такая же, и её «сестра» — канадка Чарли МакГи. Но наша копеечка-европеечка у всей планеты включая Мадоку Магику впереди. Она уже терраформирует Марс и никогда не знаешь, что завтра она придумает, в смысле – что сможет сделать. Ведь пока ты спишь – она думает. И все знания накопленные человечеством были изначально к её услугам, именно она преобразовала сеть интернет в Сетевую Сферу и зажгла свою Сингулярность…

-Тебя просто это штырит?

-Ум? – Няша отошла от стилизованного под что-то псевдодопотопное (лампопанк?) экрана который лениво полетел вслед за ней, прячась за спинкой полуголой хозяйки.

-Няша, а Няша, тебе нравится вот таких как я «амнезия-тян» окукливать?

-Хочешь окуклиться??? – сунула себе палец в рот эта пристукнутая из нижних сычей астронавтка. Челка – на пол лица, голос как у охрипшего от беспробудного пьянства колой в космосе ребенка. – Хочешь, чтобы это сделала я???

-Ты имеешь в виду размножение? Между самками? Я тут видела какую-то жуткую рекламу такой ерунды которая берет у тебя пробы ДНК и вырабатывает как бы твои сперматозоиды, это все что я поняла из рекламы. Это технологии искусственных интеллектов? Вообще выглядело как что-то органическое, даже не знаю – оно меня возбуждает или ужасает, это розовое органик-страпоне двухстороннее да еще с минитенаклями?

-Я имею в виду лекции и все такое прочее. А «органик страпонэ’» у меня есть, если что. Даже четыре штуки – в кормовом морозильнике. Только если будешь открывать знай ни стразу с дури как почувствуют тепло твоего тела так начинают как кошки от валерьянки бесноваться и могут убежать, потом ловить будешь. И вообще – я говорила про школу. Как ты относишься к такому важному вопросу как Школа? Давай все начистоту.

Ага. «Как вы относитесь к фашистам, дети?»

Видимо она все прочитала на лице у Люськи, и это подтвердило все её опасения. Люся не вникала – это что так важно, людям делать тут больше нечего кроме как спорить о хуите? Ведь ничего не изменится. Или они получают удовольствие от спора, от процесса, это как рыбалка для них, они находят в этом что-то высокоинтеллектуальное, как в охоте? Тогда у Люси для них плохие вести. Она еще в той прошлой реальности ненавидела передачи вроде «к барьеру» и прочие дебаты, в которых под градом ахинеи со всех сторон корчилась простая и изначально всем ясная истина.

-А ты из тех кто ненавидят школу. – С весьма вызывающим видом начала Няша. – И каково это – быть сектанткой жаждущей мести еще живым за страдания прошлых поколений который уже давным-давно съели черви?

Тут Люси поняла что если в этом мире и есть те кто школу любят, и тех кто её ненавидят но понятия о том что она на самом деле из себя представляла детки эти конечно не имеют так как институту школы себя и счерпал аз полвека до ихъ рождения.

И спорит тут собственно не о чем. Это как пытаться объяснить убежденному дермократу из ныне сгинувшего США, что ты хоть и черная, но ничего плохого против работорговцев не имеешь и вообще – с ностальгией вспоминаешь те годы, когда сама была рабой. И неприятие им рабовладельческого строя сейчас – когда его уже не стало – выглядит слегка… натянуто политкорректно. Он не поймет. Подумает – ты либо издеваешься, либо шлюха, а ведь память все делает куда лучше, но дети открывают учебник истории и на них льется ненависть оттуда – они понимают, да работорговля это плохо. Хотя именно благодаря ей эта девушка с темным цветом кожи сейчас не африканский абориген с костью в ухе и уже порядком оттянутой грудью до колен а подающий надежды молодой ученый. Школы это зло, учителей жгли на кострах за дело, может и было это жестоко, но без этой крайности они стояли бы по всему миру до сих пор. Как и суды. И правильно делали что зверски терзали толпой детей судей, что убивали власть имущих, в те моменты пока банковская система шла на дно утягивая вместе с собой все веками развивавшуюся систему товарно-денежных отношений. Правда – если на рынке появилось что-то сотворенное ИИ, технологии, которыми можно торговать как ресурсами, новый ресурс – Технологическая Сингулярность на экспорт.

«Счастье всем сразу и пусть никто не уйдет обиженным!»

Люси схватилась за волосы. Всего не объяснишь, что бы ты сейчас ни сказала – все будет ложью.

-Школа – это зло. – Согласилась она. – И она съела половину той моей жизни на то, что мне уж точно никогда не понадобится в таком быстро меняющемся мире. Но понимаешь – я в ней чувствовала себя особенной, а тут все такие стали, к тому же там остались мои друзья. И ты права – их давно съели черви.

-Это качЪ Люсию. Не сдавайся Люся, файто, файто! Вспомни Диабло XIV! Как там трудно, когда ты считаешь себя чуть ли не Богом в Божественном Шмоте ударом ногой с разворота выносящем самого Диаблу, а потом переходишь с уровня «Ад» на уровень «Инферно» и тебя пинают последние скелеты в занюханном подземелье и шмот твой не тот и навыки твои – хуй-ня. И про одноклассников не горюй – это были ненастоящие черви которые ели не настоящих, цифровых одноклассников, ты же помнишь тебе все объясняли чуть ли не по очереди – да, Волшебная Страна Смертников такое место откуда даже будучи спасенным ты остаешься рабом своих воспоминаний.

Ложных воспоминаний, которые все что у тебя есть.

Люси терзало стойкое де жа вю. Но она промолчала. Это Симулякры, они повсюду вокруг нас.

-Ты же умная, Люси, просто мысли логически и все поймешь. Где правда, а где – ложь?

Вот так все просто, да?

-А что сейчас происходит в России? У них там хоть новости есть?

-Новостей уже полвека как нет и в то же время они были есть и будут всегда, новости они как квант, квант милосердия – от него можно и отдать концы. Если что-то хочешь узнать – спроси у нашей Хэвок, они все найдет, только спрашивай пока мы поблизости от Земли – потом она пинг неудобным для присутствия станет. Эм… А тебя так это волнует? Сегодня у них… День Благодарения ребенка, а значит – Тотальный диктант.

-Олушки, я же участвовала как-то.

-Ну и  дура. – Вслух подумала Вероника отвернувшись. – Представляю себе. И как? Есть отметины на теле?

-Прости – что?

-Вот это. – Показала ей нашивку на рукаве Вероника. Люси никак не могла привыкнуть как тут просто с информацией – подумала о чем-то и корабельный ИИ тебе нашел нужное и показал над твоей головой. А то и на твоем теле. Наверное, это он с землей общается. Люся все понимала и шока будущего у неё не было, по крайней мере в плане технологий, а вот кое-что попахивало откровенным маразмом.

-Слушай, я знаю эту штуку. Это Грамматические Нацисты. Они все еще встречаются?

-Ну как бы партия Грамма Наци его ж проводит. Тотальный Диктант. Или ты как думала? Проверяют грамотность взрослого населения Тохо. Дети то в нем конечно не участвуют, им писать как угодно можно. А вот если взрослый напишет неправильно.

Вероника показал снимок со спутника. Снимок превратился в видеозапись.

-Это простите ЧТО?

-Это сцены задержания пытавшихся сбежать с экзамена женщин. Сибирь. Наверное, в «твое время» она выглядела иначе – но теперь там одни города под куполом, все зеленые, там у них тропики, можно заниматься серфингом и защита от землетрясений нехилая – они, по сути, плавают на специальных гасителях, у них жидкий композитный фундамент, весь купол как одно большое здание. Эти вот – преступники, сбежали от Тотального Диктанта, их выбрала система анонимной лотереи, как в голодных играх – а они взяли и позорно сбежали. Хотели добраться на вездеходах до Аляски, их поддерживали мужья, как видишь все с оружием, но роботам плевать на оружие, как видишь они даже в ответ огонь не открывают а просто отрывают головы мужьям как ручейникам – только вот сексуальную активность Homo это обезглавливание не повышает.

-Это роботы? – Люси смотрела на них и пыталась припомнить как бегала бигдог. Смешно и жутко. Выбежавшие из леса существа были словно бы частью природы – настолько естественно в неё вписывались, намного естественнее чем вездеходы на воздушных подушках, почти как тигры, это и вправду роботы? Они двигались намного быстрее чем можно было ожидать, казалось, будут догонять минуту но в миг ускорившись – догнали в два прыжка; двигались уж слишком виртуозно, еще точнее и совсем уж жутко, от них волосы на голове вставали дыбом отнюдь не от убийства. Долина Ужаса – на то и долина, что лежит уж слишком низко в людях.

-Мерзость.

-Задерживала робототехника поэтому они писали потом зубами руки и ноги были переломаны. Вот так вот. Не сбежишь, если ты взрослый – то тебе сбегать нельзя, вмиг поймают и водворят на место. Как раньше детей ловили сбегающих из дома.

-А что еще взрослым теперь в Рашке нельзя?

-Курить. Пить. Ругаться матом. Задерживаться после полуночи. Иметь случайные половые связи без разрешения детей. Уходить из дома без согласования этого с ребёнком. Иметь собственное мнение на счет политической жизни страны. Вступать в спор с ребенком и отстаивать собственное мнение если того не попросит ребенок. Поднимать руку или повышать голос на ребенка. Оказывать не уважение ребенку. На все эти случаи в каждом доме есть хороший кнут и сухой горох в подвале вместе с крепкой рукой домашнего робота-дворецкого. Впрочем и другие наказания приветствуются. Знаешь – там взрослые редко до тридцати доживают. Либо кончают с собой, либо признаются «испорченными» и идут на переработку в биоректор. На метан. Так и слышно – «опять эти взрослые в конец уже испортились, снова запускали биоректор в городе». Если взрослый не ведет себя жизнерадостно, не хочет быть игрушкой у детей но и явно не нарушает правил поведения чтобы его можно было наказать и получить от процесса наказания как и от игры – удовольствие – он считает «испортившимся» и ему уготована переработка на промышленный метан. Который на самом деле никому даром не сдался, просто прикольно же – был бесполезный испортившийся взрослый а стал полезный метан. ИИ метан не нужен у него другие источники энергии но он с детьми не спорил – нужен им биореактор – будет биоректор. Там «испортившиеся, прогнившие насквозь взрослые» в натуре заживо гниют и разлагаясь производят метан.

-И биоректор уже построили?!

-А то как. Рашка вообще веселая страна но в её новом Дефаулт Сити лучше не садится. Даже не слушай что там тебе обещают. У нас одно место – Австралия в которой еще сохранились старые добрые товарно-денежные и где можно затариться скажем – ракетами на случай встречи с настоящими пиратами, с Гуннами например или с Красным Альянсом. Ну можно еще к технократам.

-Это Евросоюз или ЮАР?

-Нет, те дермократы – первые «истинные», а вторые – военизированные в хунту, а технократы – это Ковчег.

-А ковчег где?

-Атлантика, Тихий океан, нейтральные воды конечно, были аннексированы Ковчегом, после падения всемирной системы раскрутки неичего не значащих денег или как там это тогда называлось. Висят между дном и поверхностью, суперкавитация, сверхзвуковые перелеты под водой по специальным тоннелям свободным от рыбы и прочие прелести. Там под водой жить можно, главное чтобы не смяло от ударной подводной волны после землетрясения. И на поверхности можно – главное не перевернуться после очередного цунами, а если и перевернулся – чтобы твой домик сам вернулся в первоначальное положение и тебе не пришлось ходить по потолку и главное – чтобы он вообще не затонул нахрен. Там целые города таких любителей Водного Мира, еще под ними есть плантации Астры, там она своих дронов выращивает, и на поверхности её космодром – с неё они взлетают и выходят на орбиту, а дальше разлетаются кто куда. Есть специальные приливные электростанции старого типа, теперь новые – реакторы холодного синтеза, так на ихнем чумовом лоре. А на самом деле никто не знает как эта штука что создал им ИИ вырабатывает энергию, просто они у её дронов вместо сердца и энергии у них – миллиарды мегаватт. Я не знаю какой там дефект массы, наверное уже сто процентов. Никто из их седобородых не знает что это такое. Но это секрет. Чтобы не позориться, они же технократы. Разрабатывают в паре с ИИ планы по спасению Земли, дальнесрочные перспективы. Вон Кинебергу в поясе астероидов начали строить. Улететь нахрен из солнечной системы хотят. Подальше от Антихриста. Хранят чистоту кода Астры Ноно Рири, заберут её с собой. Ты же знаешь про потерянное рождество? Всякие прибаутки на счет того, кем была Алиса МакГИ и прочее. На самом деле брехня все это.

-Ты не веришь в Антихриста?

-Ну как тебе сказать. В каком-то роде я сама почти антихрист. – Скромно заметила эта девочка лет тридцати отроду и десяти на вид. И тут же ушла от объяснений. – Понимаешь главная для них проблема была – как погасить цунами от землетрясений. Но они с этим справились. Иначе бы их там сминало под водой как консервную банку. Знаешь есть там один такой зал – в нем раскачивается гигантский маятник, в высоту – с небоскреб, все это под водой, в там за столом длинною в километр заседают жиды из ЗОГ, Еврейского Оккупационного Правительства, что контролируют теперь технократическое сообщество ученых Ковчега. Половина человечества мечтает чтобы этот маятник ебнулся на их головы и всех их там раздавил. Шутка. Всем давно уже на них похуй.  По мне так они все вымерли. Устарели. Ну не верят сейчас люди в науку и тех кто тратит на неё свое время. Пляски с бубном может и несли некий смысл из разряда самовнушения, но они устарели с тех пор как появилась наука, с тех пор как появились ИИ устарел «научный подход», ИИ же такой – ты ему говоришь что нужно – он это делает, изучает, строит, как стратежка. Не парься, я тоже в детстве пробовала астрономию изучать. Глубоко увязла, а потом случился кризис… много чего случилось, теперь все позади.

Люся смотрела в свое крохотной похожей на капсулу каютке как пишут тот же старый добрый Тотальный Диктант сейчас. Взрослые, на них было жалко смотреть. Люси видела как расстреляли роботы двух несчастных пытавшихся списывать. У всех, даже у машин были характерные «фашистские» нарукавники с буквой G вместо свастики.

«Все за ЧИСТОТУ РОДНОГО ЯЗЫКА!!!», было написано на плакатах, «Очистим страну от не умеющих грамотно писать сограждан!!!», чуть ниже «Поставил неправильно запятую – сел на пожизненное без права помилования в течение пятнадцати лет!!!»

-Жуть какая. – Думала Люся хавая банан. С экрана на неё смотрел злобный Медвед-Гаргантюант которому не нравились неправильно пишущие таджики. – Медвежуть.

Между рядов важно вышагивала девочка лет восьми в форме гитлерюнга. Или чем-то наподобие, только с красным галстук в пионерском стиле. Во главе аудитории сидел мальчик в кожаном плаще Карателя. Пред ним лежал магнум и красиво выстроились патроны. Чтобы не возникало лишних вопросов относительно соотношения числа присутствующих и количества патронов – позади него стояло нечто с двумя гатлингами на приличном калибре. Оба ребенка были еще далеки от осознания того грустного факта что они тоже когда-нибудь вырастут и станут презренными взрослыми. А пока они целиком вжились в свои роли и ни на секунду не снимали острые социальные маски агентов несправедливого социума. Аудитория была полна тишиной. Никто не пытался спорить с охуевшими от собственной безнаказанности детьми и вооруженными до зубов машинами.

-Так интересно, — вслух подумала Люси, — а какие у нас там теперь партии в моде?

И Люси стала изучать многопартийную систему постапокалипсического педократического общества Федерации Тохо, возглавляемого ЛКСД. Партий было много самых разных, совсем смешных и не очень, в основном откровенно экстремистского толка, различия были в том кого и когда из взрослых они считали нужным наказывать, методы наказаний тоже варьировались, от публичных пыток, до унижений сексуального толка, опять-таки публичных. Президентом всего этого Бедлама была некая юрийная яойщица и потомственная кудере по имени Полумна Поттер.

Которая подписывалась сокращенно как «Пол Пот».

«Ты вернулся», подумала Люси и отвела глаза от экрана, «привет тебе, Ангка…»

Дальше шла реклама их учреждений доля стариков. Дома престарелых напоминали парки размером в несколько тысяч квадратных километров, там роботы носил стариков и старух туда-сюда давай им в последний раз насладиться жизнью. Как поняла Люси суть этих мест лишения свободы по возрастному признаку заключалась в острой необходимости для многих детей и подростков сочувствовать самым старшим и заботиться о них. «Просто зоопарк какой-то», подумала Люси. Видимо стариков в стране было мало опять же по причине того, что мало кто доживал до тридцати а большинство не желали вырастать и до восемнадцати-то…

Поэтому старики ценились.

Марико Мэй и Энма Ай

***

-Космос не дальний. Он – глубокий.

-Не шутите так со мной – Марс даже для вас далеко? Двадцать второй век же на дворе.

-Дело не в марсе. Суть. Ты говоришь дальний. Это неправильно. Так не говорят. Нет дальнего космоса – есть космос ГЛУБОКИЙ, туда не плавают, не ходят и не летают – в него ПОГРУЖАЮТСЯ, потому что он ГЛУБОКИЙ. Понимаешь? – сделал страшное лицо хиппи обожравшийся грибов.

-Глубокий, — повторила под пассы руками этого шамана без бубня Люська. – А в чем его глубина?

-Понимаешь. Чем глубже в него погружаешься – тем круче тебе сносит крышу.

Люси два раза аккуратно кивнула.

-Грибы?

-Некоторые пробовали – но не помогло. Клин клином вышивает – да не всегда. Чем ты дальше от Земли, тем труднее три вещи: спать, оставаться вменяемым и думать что ты все еще не один.

-Если я в прошлой жизни жила как хикки и семь лет не выходила из дома даже выгулять собаку (поэтому когда она меня на восьмой год увидела – едва не заплакала от счастья и тут же умерла от старости, бедняжка). Это мне бонус какой-то к спасам от пандорума дает?

-Я думаю – да – но не обольщайся. Заснуть все равно будет сложно. Тут биохимическая зависимость, как у наркоманов только круче. Короче ищи все про пандорум в глубоком космосе. Все-таки мы колония муравьев – чуть отлетел на листочке и электрические сигналы не проходят, пинг слишком большой, поэтому накопленную за день информацию в ноосферу сбросить не получится и в результате тебя начнет колбасит, но потом ты привыкнешь – если не сойдешь с ума конечно.

-А тебя штырило?

-Еще как. Знаешь – могу рассказать. Летали мы как-то к поясу астероидов, это тогда у нас почти четыре года заняло. Были два психопата, которые хотели кое что проверить, я, эмочка и два хиккикомори которые шарили во всем на свете и двадцать четыре часа в сутки смотрели аниме, дорамы, мангу читали и в старые японские игры играли, короче – могли годами не вылезать из своих грез. Когда мы были в полете уже год и так разогнались что наткнись на нас что покрупнее монетки – и привет, уже должны были постепенно тормозить как случился один случай я его до сих пор не забуду. Я как-то шел по такой вращающейся хреновине, благодаря которой мы на том корыте чувствовали тошноту, уши болели, но могли ходить при одной десятой G, черт забыл, как она называется.

-Не переживай – утешила его земная Люся. – Я слышала, тут есть космонавты из последних поколений, которые читать не умеют, им лень учиться и они симулируют дислексию.

-Чтение – анахронизм. – Солидно заметил небритый хиппи, и Люси поняла, что читать не умеет и он тоже. Вот если окажется снова в прошлом расскажет – никто не поверит.

-Так что было дальше?

-А дальше я встречаю этих британских ученых тружеников науки. Последних, как динозавры, после всех этих ИИ ученые то повымирали как вид, остались совсем гении и тех, кто шляется по «колониям» воруют с земли технологии и пытаются в них разобраться. Смотрю я на этих дино – парень и девушка, год летят, а еще не трахалась, видимо в них зашита программа, которая им запрещает это делать, ведь они уже все – не нужны по сути, люди прошлого, как рыцари. Начинаю со скуки с ними общаться, они несут всякую чушь, которая никому кроме них не нужна, но я не перестаю. В глазах – темнота, я тру их и пытаюсь сориентироваться, уши заложило – ну думаю, опять с давлением неполадки. Смотрю на этих, «странников», и тут понимаю – что они это не они, и никогда ими не были. Это куклы, которыми играет какое-то существо, которое всегда в тени. Оно словно бы вдохнуло в них жизнь и любит общаться само с собой. Несколько минут я даже мог наперед знать, что они сейчас скажут и подумают, странное ощущение, словно вдруг стал телепатом, только, черт побери, я совсем не обрадовался этому, потому что на спине шерсть дыбом встала – вдруг и у меня есть такая тварь, там позади, в другой тени? Это трудно объяснить, наверное, нужно самому увидеть, точнее, ощутить откровение открытия. Я даже не знаю – представь себе, ты смотришь на привычное и начинаешь замечать то, что был перед глазами, но ты никогда этого раньше не видел.

-Я знаю, был такой мультик – Чип и Дэйл, смотрел?

-Хиппи покачал головой.

-Там два брата-бурундука нетрадиционной сексуальной ориентации, огроменная мышь, торчащая от сыра и муха ЦЦ – все, как и ты без штанов, только на них даже семейных трусов не было – спасают мир от всякой неведомой ебаной хуйни. С ними еще богиня гаечка есть – девочка-технарь, единственный до конца одетый персонаж. И тоже фурри мышъ.

-Гаечку знаю. – Ответил он. – Разве она не богиня жестянщиков, фанатов возрождения? Я думал она из третьего Фоллаута. У неё еще магазин на кратере был, я помню, в детстве играл, тогда была мода на старые игры. Она?

-Не важно. – Не стала спорить с ним Люси. – Там есть серия, где они помогают крокодилу, которого после рождения смысли в унитаз. Он вырос в канализации, а как раз над ним был театр. И все играл разные роли сам с собой общаясь, вот они встречают две эти куклы которые постоянно пиздят аки призраки Людей в Черном. Пытаются с ними спорить, вступают в перепалку, а потом поднимается этот огромный крокодил с безумными глазами – на его лапы надеты эти две куклы. Я тогда в детстве чуть со стула не шлепнулась, мне было годика четыре, может лет пять не больше. Я так им пищу «бегите…», а они – ни в какую. Стоят, вылупив на него глаза, спасатели ёкаран бабай – а у крокодила глаза желтые и уже совсем к носу. Я думаю, ты испытал что-то наподобие. Короче – не обижайся, если кто-то и вправду тобой играет. Он или она это не со зла, скорее – со скуки и от безысходности. Как тот бедный крокодил в канализации Нью-Йорка, понимаешь? Это были его воображаемые друзья, ведь кроме них у него никого не было.

-Я могу поклясться – та парочка была одним организмом, только вот такое вряд ли кому-то расскажешь, но и забыть не получится. Как-никак – опыт измененного состояния сознании безо всяких веществ, обусловленный удаленностью от Земли и длительной депривацией сна… недосыпом короче… Там уже пинг до Земли с пару минут был, или больше?

http://www.proza.ru/avtor/moriko2611&book=6#6

http://samlib.ru/m/moriko_m_a/

 

Реклама
Запись опубликована в рубрике Истории Воспоминаний с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Блюз беспризорного марсианского пёсика.»

  1. Реви:

    Все герои этой истории вымышлены, все имена случайны, все мысли взяты от балды, я ГАРАНТИРУЮ ЭТО! xDDD Ржала как лошадка с недорезанными яичками от «этой вашей Рашки» в конце двадцать первого века. Действительно — кто мог предположить? Лол…

    • Да тут вообще действия происходят в альтернативной вселенной (мультиверсум курите) какие тут могут быть аналогии, кстати — нужно это как-то расписать.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s