Долина Ветров, Вылазка двадцать первая. Острова.

А вы знаете, насколько живучи самые заурядные и обычные пальмы? Насколько тяжелые условия могут переносить их семена? Вот и я не знал, что даже после трех-четырех лет без солнечного света и при отрицательной температуре они могут еще прорасти и снова выбрасывать в атмосферу кислород. Но так уж случилось, поверьте мне. Все эти острова опять зеленые, как и прежде. Вот только…

Утром из бунгало на сваях Лей смотрела на океан по нескольку часов. Точнее не столько на уютно еще спящую водную гладь, сколько на дымку горизонта. После того как кораль доделали, времени стало слишком много. Для такого маленького острова. Спрыгнув вниз, Лей приземлилась на воду, ноги вошли в песок по щиколотку, и она зашаталась, взмахнув руками, чтобы не упасть. Так она дошла до косы. Тут песок был совсем белый, словно кто-то раскрошил мел. Она всегда сюда утром приходила, оставшись отрезанными на этом острове от остального мира, они все еще были людьми, а значит, иногда хотели одиночества.

Ящик стола был завален кварцевыми фильтрами, диодами Шотке и прочей дребеденью, которую тащил к нему Кас. Он перебирал свой радиоприемник каждый день, постоянно увеличивая его чувствительность. Но тот молчал. Все было как давным-давно в Австралии, только наоборот. Тогда были все станции мира, но не было деталей, чтобы смастерить хоть простенький приемо-передатчик. Теперь в его распоряжении была мастерская, но весь мир молчал.
Этот мир словно насмехался над ними, своими детьми ставя их в игнор за то, что они сделали.
Он крутил ручку приемника. Наконец ему это надоело и крышка с вмятиной, как от удара багой опять полетела на листья, уложенные на полу в хижине.
-Все еще надеешься?
-Пытаюсь, это разные вещи. Убежища, бункеры, лаборатории глубинного заложения, наконец, старое доброе метро, — соломинка сменила свое местоположение у него во рту, — должен же кто-то был выжить.
Он развел руками, не выпуская из пальцев отвертку:
-Человек живучая тварь. Ну пошалили наши правительства немножко и что… Все так сразу сдохли? Не верю.

Она так же с напряженным выражением лица смотрела на его возню с платой приемника, потом вышла.

Чарли была тихим и странным человеческим ребенком. Больше всего на свете ей нравилось что-то делать, когда поблизости нет никого из людей. Наверняка именно слишком высокая концентрация подобных существ и привела мир к прошедшей войне.

-У нас есть одна определенная частота, которая наша. Была всегда. И теперь… но и она молчит, может быть эфир, может волны эти разучились отражаться от стратосферы. Может что-то случилось и связь невозможно. Все может быть, все возможно. Просто не может он весь молчать.

Он собрал эту рацию, скрутил витую пару, запустил змея и сказал:
-Вот где-то так.

-Мне доставляет удовольствие наблюдать, как она рыбачит. Сегодня она полдня поджаривалась на солнце с пустой корзинкой, а потом все-таки что-то поймала. Полминуты смотрела на это что-то, потом оно изогнулось, перекусило леску и плюхнулось обратно в воду. А Чарли пошла, искать другую заводь.
В лагуне напротив дома все-таки лучше не купаться. Если очень хочется ей – отправляй на тот конец острова. Тут мы их приманили.
-Тут мы много чего приманили.

Он надел треснувшие наушники, раньше приходилось придерживать их рукой, но после того как Касс нашел ту изоленту, вся его «техника» перестала походить на старый конструктор.

-Хочешь, я расскажу тебе сказку о детях, ставших звездами? Мне её Альфред рассказывал, когда мы жили на той огромной зеленой горе, откуда были видны все острова. И этот тоже. — Она перевернулась на бок и нависла над ним.

-Так вот. Пипири и его сестра Рехуя лежали в углу дома на своих циновках. Была ночь. Они были совсем одни тогда, ведь мать их и отец их отправились ловить рыбу на каноэ.
-Ночью?
-Наверное, но была ночь.
-Может при луне ловили? Как же без света!?

-Подумать только, почти столетие назад эта печатная машинка служила делу Рейха, на ней, возможно, печатали шифровки, получаемые с Большой Земли. Когда-то давно, она, возможно, смогла бы украсить чей-то музей, и вот теперь, когда вся эта жалкая, если теперь взглянуть назад, человеческая история никому не нужна, теперь она, лишь кусок металла, который тех, кто его сотворил. Что-то огромное, великое, а было ли оно на самом деле столь велико?
-Или же…
-Мы подняли её со дна, когда еще были практически детьми.
-Никто и не думал…
-Это так важно?

-Я иногда думаю, если те города, что я знал еще стоят на этой земле, если кто-то выжил там, тогда, в тот день. Что они там делают, о чем мечтают? Я думаю – воюют. Как всегда.
-Все равно, чем бы они там не занимались, сейчас все бессмысленно.
-Но если нет смысла сейчас, был ли он тогда, когда жизнь текла так привычно, почему тогда все это имело смысл?

-Мне не дает покоя одна мысль. Помнишь ту штуку, про которую говорила Чарли.
-Которую они поймали с Касом?
-Да.
-Не то рыба, не то птица, с плавниками и перьями, покрытыми слизью. Так вот… я вчера спускался в лагуну и видел целый выводок таких же тварей. Они загоняли рыбу. Делали это так умело – прямо мастера рыболовы, куда нам до них, — он рассмеялся.
Повисла тишина, можно было отсюда расслышать, как шумит ночной прибой и тихо покачиваются тяжелые листья над крышей.
-И что?
-Не води их больше купаться. Сделай одолжение, найди время и отведи воду метров на двадцать от лагуны, чтобы было, где стирать. Справишься?
-Угу.
-Только поосторожней.

-Это было с ними, а что было на соседнем острове?
-Нужно прочное хорошее удилище, — она выставила вперед руки, держа его как двуручное оружие.
-И наживку. То, что любит листья, нравится тому, что живет в воде.

-Так-так та-ак, что у рыбки сегодня будет на завтрак.
-А что обычно бывает?
-Зеленые и белые личинки.
-Значит нужно что-то другое, однообразность надоедает и рыбе.
-Рыба привыкает. Ей не нужно что-то новое, ей нужна стабильность.
-Она как народ.
-Люди не такие.
-Прыгнуть выше головы, вот их задача навсегда.
-У них… нас получилось!
-Мы здесь, теперь, сейчас!

«Когда придет время, я починю радиостанцию и вновь попробую найти эти «голоса», пока же я просто еще раз лягу спать.
Не думая, чтобы проснуться.
Иногда мне кажется, что я слышу их и во сне.
Все чаще я слышу их, уже открыв глаза…»

Реклама

Об авторе Tex Mariko

Ночной летун, стрелок с черной горы... Обожаю в жару купаться в ледяных ручьях, спать на верхней полке в поезде, положив под голову нетбук, пинать зимой огромные прессованные сугробы из снега, гонять незнакомых котов по крышам всего района...
Запись опубликована в рубрике Истории Воспоминаний с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария на «Долина Ветров, Вылазка двадцать первая. Острова.»

  1. Как я хочу купаться… >_~

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s